Сказки старого Беса. Гл. 5.

сказки старого бесаВ ночь ударил первый мороз. Утром Светик шел в школу, по дороге разбивая зеркала замерзших луж. Осеняя пожухлая трава и опавшие листья покрылись тоненькими иглами инея. Но вся эта хрупкая красота уже растаяла, когда Светик торопливо пробирался в парк мимо луж, по которым снова плыли лодочки опавших листьев. Еще не дойдя до Карусели, он увидел дедушку Беса. Тот был одет в длинную вязанную женскую кофту и замотан в длинный пушистый шарф, рядом с ним суетились бесенята, каждый из которых держал корзинку.
- Здравствуйте, а вы что, за грибами собрались? - изумился Светик.
- Да уж какие грибы в октябре, - хохотнул дедушка, - это мы рябину собирать будем. После мороза рябина слаще меда. Свадьба скоро у моей младшей доченьки, надо рябиновой настойки для гостей сделать.
Бесенята с деловым видом выстроились в шеренгу и гуськом зашагали вслед за дедом в глубь парка, Светик пристроился рядом.
- Это хорошо, что ты пораньше пришел, а то не застал бы нас дома, - рассуждал дедушка Бес, - зато теперь поможешь нам самые высокие ветки наклонять, мы быстрее управимся.
- Дедушка Бес, я все хотел спросить, а сколько у Вас внуков? - оглядывая идущих за ними малышей, поинтересовался Светик.
- Хм, знаешь, я не уверен, что тут все мои. Повадились еще соседские прибегать. Вон тот белобрысый вроде не наш, - ткнул он пальцем в одного из бесят.
Бесенок подпрыгнул на месте и обиженно пропищал.
- Как это не ваш?! Я Серафим, собственного внука не помните, дедушка.
- Ну-ну, помню-помню, это я так пошутил, Фимочка, - проворчал дед, подхватывая конец шарфа и ускоряя шаг, направляясь к ближайшей рябине.
- Я соседский на самом деле, - подмигнув Светику, заявил бесенок, когда дедушка Бес отошел подальше.
Потом они дружно собирали рябину, Светик наклонял ветки и помогал собирать самым маленьким бесенятам. Домой они вернулись с полными корзинами сочных ягод, которые высыпали на растленные газеты возле очага. Потом пили горячий чай с малиновым вареньем, кружка с чаем приятно грела замерзшие на улице руки. Когда разомлевшие в тепле, усталые бесенята расселись по подушкам на полу, дедушка Бес открыл книгу и начал сказку. В этот раз слова зазвучали в наползающим со всех сторон плотном тумане.

Давным-давно, когда люди еще не знали ни электричества, ни машин, жил-был...

Светик стоял на краю березового леса, рядом была дорога, за которой в камышах бежала речушка. Чувствовалось, что лето подошло к концу, и березки в лесу обзавелись первыми золотыми прядями. Светик услышал лесную кукушку и стал считать отмериваемые ему года, как вдруг кукушку спугнула громкая песня. Из-за поворота показалась телега с дровами. Ею правил широкоплечий кудрявый парень, от всей души и во всю мощь своих богатырский легких выводивший:

Я у речки, я у речки
Потерял своё колечко,
Ты колечко-то нашла,
Значит ты - моя судьба.
Кабы не волшебное колечко,
Ты-б другому отдала сердечко.
Но а я-б остался бобылем,
Не женился-б нипочем.

Телега остановилась около Светика.
- Нет, ты послушай какая песня, как про меня  написана, - начал молодой мужчина, приподнимая шапку на голове в знак приветствия. - Да садись в телегу-то, сейчас махом до деревни доскачем, с ветерком. Да и неужто с такой песней и не доскачем. С удалой песней все дела быстрее делаются. Тебя как звать-то?
Светик только хотел ответить, аккуратно усаживаясь на телеге рядом с парнем, но не успел и слова сказать.
сказки старого беса - Нет, ты только послушай, что нынче со мной случилось. Решил я лошадь напоить, достаю ведро из речки, а там щука! Да ты не поверишь, вот такая, - парень бросил вожжи и широко развел руками в разные стороны, Светик подумал, что такая рыба в ведро не влезет, но рассказчик не смущаясь продолжил, - нет, ну не поверит же никто в деревне, ей Богу скажут, ну опять Ванька свои байки сочиняет. А я не вру никогда, когда это я врал? Щука эта хлясь меня хвостом по рукам и обратно в реку. Только знаешь как на меня посмотрела, будто человечьим голосом сказать мне чего хотела. Эх, не поверят, откуда, скажут, в нашей реке такие щуки. Вот я тебе рассказал, а другим ни слова не скажу. Чего их баловать?
Светик только успевал кивать на слова Ивана, он уже смирился с тем, что новый знакомый говорит за двоих.
- Я, знаешь, и Петру не расскажу даже. Петр, он мужик конечно хороший, я ему дом строить помогал. Штуку такую придумал даже. Взять длинную палку, сверху колесо от телеги, на него веревку, на один конец веревки доски, а за другой тянешь, колесо вращается, а доски на крышу поднимаются. Я даже на бересте нарисовал, как эту штуку сделать надо, может кому потом понадобится еще.
За разговорами они уже подъехали к маленькой деревне.
- Мы сейчас к Петру заедем, инструмент заберу, ты, племяш, с его детками познакомься, будет тебе с кем играть, пока у меня гостишь.
Светик понял, что Иван принял его за какого-то своего племянника, он хотел все объяснить, но они как раз въехали во двор новенькой избенки Петра. Во дворе лежали еще не убранные после стройки доски и стружка, сладко пахло деревом. Навстречу им вышел низенький плотный мужичок с черной бородой, держа за лапы трепыхающуюся курицу.
- Иван, я твой инструмент тебе домой с сыном отправил. Вот за работу тебе курицу припас.
- Ну Петр, ну спасибо. Только на кой мне курица? Мне и держать её негде, а щипать да варить времени нет. Дай я сам себе  найду, чего за работу взять.
- Ну возьми сам, чего надо, - погрустневший Петр выпустил из рук курицу и она с громким кудахтаньем унеслась в огород, видимо, побежала жаловаться на произвол петуху. Иван осмотрел двор и сказал:
- А что это у тебя там, рядом с забором валяется?
- Да оглобля старая, телега сгнила, а она вот осталась.
- Ну так я её возьму, курица это, конечно, хорошо, но оглобля в хозяйстве незаменимая вещь, - радостно провозгласил Иван, закидывая оглоблю в телегу. Петр что-то буркнул себе под нос и, махнув рукой, ушел в дом.
- Он, кажется, дураком Вас назвал, - сказал Светик, когда телега тронулась с места.
-Ну меня так вся деревня за глаза кличет,  привык уже. Но это он зря. Я ведь почему оглоблю взял, а не куру, у него ж десять детей, а мамка у них в прошлом годе умерла. Неужто я у сирот последнее отнимать буду, вот и взял, чего им без надобности. А я куда-нибудь приспособлю, - весело улыбнулся Иван. Они проехали всю деревню, на самом краю которой стоял небольшой аккуратный домик. Забора вокруг него не было. Оставив телегу во дворе, Иван распряг лошадь и отвел её в конюшню. Светик рассматривал двор, несколько сараев, сложенные под навесом деревянные грабли, черенки от лопат, оглобли, коромысла, колеса от телеги. Отдельно кучей лежали дырявые чугунки, мятые самовары, ржавые утюги. Тут же под навесом стоял верстак, ящик с разными инструментами и маленькая наковальня.
- Эй, племяша, дорогой, пойдем чай попьем со мной, я тя медом угощу, правде жизни научу. Шучу-шучу, учить не буду, сам не знаток, - расхохотался Иван.
Они вошли в дом. Стены в полутемных сенях были завешаны берестяными табличками с нарисованными на них загадочными чертежами. Из сеней они попали в маленькую светлую горницу с огромной печью и столом у окошка. Иван растопил самовар маленькими угольками и щепочками, и, как обещал, достал из подпола медовые соты в глубокой миске.
- Ты вот подумай, отчего люди не летают как птицы? - глядя на поднимающийся из чашки пар, начал рассуждать Иван. - Я вот тут решил однажды крылья сделать. Перья собирал по всей деревне. Много насобирал, а матушка моя, царствие ей небесное, пока меня дома не было, взяла и перину из них сшила и две подушки. Ну не ругаться же было с ней. Она мне говорит, летают-де только птицы да ангелы небесные, а ты Иванушкой-дурачком у меня вырос, не то что старшие братья. Женился бы лучше, вся-б дурь из головы вышла.
Эх, я потом из тряпиц решил сделать крылья, да только подумал, птица-то, она мала, а крылья супротив её большие, так это если человека поднимать, то крылья-то с избу размером надо, а как с такими управляться? Вот и бросил это дело, хотя у меня еще одна мысль имеется.
А вот сейчас я самоходную печь делаю, в сарае стоит, как чай допьем, покажу. До чего я своих племянников люблю, слушают меня, аж рот открыт, никогда не перебьют. Вот с взрослыми людьми разговор короткий, у них на все один ответ, жениться тебе Ваня пора, - грустно ухмыльнулся Иван, отодвигая пустую чашку. - Я вот с дьяконом нашим спорить люблю. Все доказать ему хочу, что земля не плоская. Вот подумай, если бы плоская, то солнце где зашло, там бы и вставало, а оно каждое утро с другой стороны появляется.
- Конечно, не плоская, - согласился Светик, - круглая она.
- Почем знаешь, что круглая? - удивился Иван.
- Да я давно хочу сказать, не племянник я Ваш. Издалека приехал, - смутился Светик.- Святослав меня зовут.
- Святослав? Вот голова моя дырявая, чужого мальчонку за своего племянника принял. Ты прости меня? У меня два брата и детей у каждого много, я всех-то в лицо не помню.
- Это Вы меня простите, что сразу не сказал, - покраснел Светик.
- Да будет виниться, ты лучше расскажи, что про другие места знаешь.
- Ну стран много, моря есть, океаны, острова разные... - и Светик старательно начал рассказывать про то, что узнал в школе и видел по телевизору, про разные места планеты. Иван слушал и, казалось, даже немного подпрыгивал на месте от желания задать тысячу вопросов, но старательно молчал, что-б случайно не перебить Светика в каком-нибудь интересном месте.
- Ну чудеса! А далеко до этих земель сказочных? - спросил Иван, глядя на закончившего рассказ Светика горящим взглядом.
- Далеко, очень далеко, - поразмыслив, ответил Светик.
- Эх, чудной мир вокруг, а я тут в лесу, дальше печи и не видел ничего. Идем во двор, я что тебе покажу.
Он заторопился во двор. Открыл один из сараев и выкатил оттуда странную машину. Больше всего она напоминала маленькую железную печку с колесами от телеги, а еще немного - старый паровоз, только игрушечного размера.
- Это, Святослав, самоходная печь, топится дровами, едет на пару. Сам придумал, а кузнец помог сделать. Едет не быстрее лошади, зато не устает. Как думаешь, можно на ней в дальние твои края доехать? Я раньше мальчишек по деревне на ней катал, только это все баловство, конечно.- А как ей рулить? - поинтересовался Светик.
- Это ты про что?
- Ну поворачивает она как?
- Поворачивает? Ну я её в колею на дороге ставлю, и едет по ней, никуда не сворачивает, - пожал плечами Иван.
- Ну так не везде же дороги проложены, - улыбнулся Светик, вечно эти гении забывают про самые простые вещи.
- ААА, ты прав, конечно, вот не зря меня дураком кличут. Как же я сразу не догадался. Да и по лесу она не проедет. Буду дальше думать, уж больно мне твои рассказы понравились, не могу я теперь на печи сидеть, когда в мире столько интересного есть.
В это время на дороге показалась телега, груженая тюками и корзинами. На ней сидел старый мужичок, заметив Ивана со Светиком, он заявил:
- Бросай свою печь, Иван. Татары!
Он направил свою телегу в лес и больше не оглядывался.
- О чем это он? - удивился Светик.
- Татары, грабить деревню будут, - вздохнул Иван. - Любят они по осени по деревням грабить. Налетят, чего найдут - заберут, чего захотят - пожгут. Эх, только Петру новый дом отстроили. Люди-то сейчас в лес уйдут подальше, а когда вернутся, будут убытки считать.
- А ты тоже спрячешься?
- Нет, я тут одну штуку придумал. Один я бы не управился, но если ты мне поможешь, покажем этим татарам, где раки зимуют.
- С радостью! - воскликнул Светик.
- Пошли тогда, надо из сараев бросалки выкатить.
Вместе они выкатили из сарая две катапульты, такие же Светик видел в книгах, только побольше размером. Привязав их к лошади, они повезли их на край деревни, навстречу им попадались телеги с местными жителями, груженные разным добром. Мужики ругали, плакали бабы, только дети чувствовали себя в наступившей суматохе как рыбы в воде.
- Это друг мой, Святослав, бросалки. Видишь, у них ковш, туда кладем камни, завернутые в тряпки, лампадным маслом пропитанные. Поджигаем, развязываем веревку вот тут намотанную и вжжж, - резко взмахнул рукой Иван, - прилетит вражинам подарочек. Это я придумал, когда один мой племянник из ложки другого грибами обстреливал за столом. Мать их тогда наругала шибко, а мне вот мысль пришла, что если ложку побольше взять и не грибами, а камнями зарядить...
Они установили катапульты на пригорке, в густых кустах черемухи. Хорошая маскировка, подумал Светик.
- Давай так, я заряжаю и поджигаю, а ты, как врага увидишь, за веревку дергаешь, чтоб узел развязать.
Тут Светик подумал и испугался, ведь сейчас придет целая армия, а их тут всего двое. В этот миг на дороге показались десяток всадников на низкорослых лошадках. У каждого был круглый яркий щит и большая кривая сабля за поясом.
- Это вся армия? - удивился Светик.
- Да, а ты думал деревню сотня грабить будет, велика честь, - ухмыльнулся Иван.
- Но мужиков же в деревне больше?
- Они не воины, они пахари. Кому хочется жену с детьми сиротами оставить, они без мужика по миру пойдут. Этих перебьешь, в следующем году другие приедут. А в деревне мужиков за год не прибавится. Ладно, некогда разговоры разговаривать, пора дело делать.
Он положил в ковш шар и поджег, и стал заряжать вторую катапульту, а Светик в это время старательно дернул за веревку. Далеко впереди под ногами лошадей на дороге бухнуло и в разные стороны полетели камешки и искры. Раздалось громкое ржание и иноземные проклятия, полетел второй шар. Кони вздыбились и попятились назад. Следующий шар заставил перепуганных лошадей развернутся и галопом обратно по дороге. Слышно было, как ругались всадники, стараясь удержаться в седле.
- Ну вот, надо еще подождать, вдруг вернутся, - присаживаясь на траву, заявил Иван.
Время шло и стало понятно, что татары решили найти себе добычу полегче, мало ли вокруг деревенек, которые можно пограбить без хлопот с огненными шарами.
- Они больше не вернутся? - спросил Светик.
- Вернутся, в следующем году, наверняка. Каждый год дань собирают, - пожал плечами Иван, - пошли домой, чай пить. У меня там еще каша есть. Щи, да каша - пища наша.

Мамка, я иду с войны.
Я голодный, словно черт,
Ты мне щей давай сюды.
И побольше дай пирог.

Запел во весь голос Иван, поднимая лаптями пыль на дороге. Вечером из леса возвращались деревенские. Многие с корзинами, полными грибов, видимо, выезд в лес прошел не без пользы. Они удивлялись целости своего оставленного имущества и торопились по домам, готовить ужин. Скоро по деревне поплыл запах пирогов с грибами, потянуло дымком от растопленных бань. В небе загорались звезды, а на печке у Ивана сладко спал, укрывшись лоскутным одеялом Светик.
Ранним утром Светик проснулся от криков петухов, Ивана дома не было, а на столе он нашел стакан молока и пирог, который съел с удовольствием. Выбежав во двор, он в изумление застыл.
сказки старого беса
Над двором парил огромный воздушный шар, сшитый из разноцветных лоскутов. Охнув, Светик заметил рядом с шаром Ивана.
- Вот, Светик, какую штуку я нынче ночью доделал. Давно мастерил, с тех пор как моя мамка перья все забрала. Понимаешь, горячий воздух, он вверх идет и меня за собой потянет. Так что улетаю я на этом летучем корабле в сказочные края, о которых ты мне рассказывал. Прощай, не поминай лихом Ивана-дурака!
Мимо шла старушка, гоня длиной хворостиной козу. Увидев шар, она застыла на месте.
- Ты чего это, Ивашка, тут удумал, прости Господи? - скрипнула она, осевшим от удивления голосом.
- Да, баба Нюра, женится вот собрался. Царь, говорят, меня шибко в зятья хочет. Царская дочка, говорят, днями-ночами плачет, как меня в мужья хочет. Говорит, построит мой Ваня летучий корабль, да прилетит ко мне, женится, а что я, дурак, царским дочкам отказывать? - смеясь заявил Иван, отвязывая корзину воздушного шара от наковальни и запрыгивая в неё. Шар медленно оторвался от земли и стал набирать высоту.

Легкий туман заклубился вокруг Светика и он потерял из виду и уплывающий в небе шар, и охающую бабку с блеющей козой.
Далеко-далеко над лесами плыл летучий корабль, унося с собой Ивана за тридевять земель, в тридесятое царство-государство...

Голос стихал, а Светик уже прощался с зевающими бесенятами и дедушкой Бесом, торопясь домой. На улице темнело, а лужи снова подернулись тонкой коркой льда.

Искренне Ваша, Бес.

ЖЖ автора: http://zenech.livejournal.com. Заходите в гости!

Сказки старого Беса. Гл. 5.: 2 комментария

  1. Ольга

    Совершенно необыкновенные, завораживающие сказки: перестаешь различать вымысел и реальность, становишься соучастником всего происходящего… И стиль такой… легкий и «вкусный», как воздух в поле или в лесу — после дождя… Современным детям очень не хватает такой речи: нет ее нигде — ни в комиксах, которые заменили им книги, ни в переводных произведениях зарубежных авторов, заполонивших школьную программу, на в (прости Господи!) средствах массовой информации, ни в устной речи большинства взрослых…

    1. Евгения

      Ой, как Вы меня хорошо похвалили, от таких похвал хочется писать еще :) Спасибо

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *